НП "Учебный центр компьютерных технологий" (компьютерные курсы в Туле) - закрыто. О новом открытии будет сообщено дополнительно.
тел. 8-910-943-59-57 (личный Махрин Василий Викторович; МТС, основной,
с 8ч00 до 23ч00),   8 (915) 78-166-75 (запасной), 8 (910) 551-52-92 (запасной),    (4872) 37-15-13,    555-156. E-mail:   89109435957@mail.ru , scct-tula@ya.ru  , m79109435957@gmail.com , vas_vic@klax.tula.ru

 

  Вы можете собственными глазами увидеть качество преподавания на нашем канале в YouTube

 

Внимание конкурс! На нашем сайте запущен конкурс на РАЗУМНЫЙ комментарий и УДАЧНОЕ изображение. Не забудьте зарегистрироваться, а потом ещё и войти в систему!

Компьютерные курсы в Туле. Часть 2

Эпоха Цитко и Бизнес-лицея

Дальше  по редкому и счастливому стечению обстоятельств тульский директор Учебно-делового центра Цитко Ю.А. эту технику не продал, не отдал рэкетирам, а оборудовал компьютерный класс. Всё в нём было хорошо, только у класса не было того, кто бы организовал пользование им. Так рядом с классом появилась Фомина И.В. - директор Бизнес-лицея, занимавшегося на тот момент (осень 1997 года) обучением школьников. Она сделала то единственное, что приходило в голову — начала по школам, с которыми сотрудничал её Молодёжный образовательный фонд, рекламировать компьютерные курсы.

Для того, чтобы курсы начались осталась одна мелочь — преподаватели. В 1991 / 1993 годах Бизнес-лицей уже организовывал бесплатный компьютерный курс для своих учеников на базе ЦНИИСУ (Центрального научно-исследовательского института систем управления), преподавателем был Серов Евгений Дмитриевич (вот ведь, годы прошли, а имя я помню). Я к слову-то сказать учился в самом первом выпуске сей организации, был даже старостой класса. Проходили мы тогда операционную систему DOS (кажется третьей версии) , текстовый редактор Lexicon, электронную таблицу SuperCalc (кажется). Так в моей тогда ещё школьной голове (это я про 1992 год) осталась мысль, что компьютер нужен не для того, чтобы программировать, а для того, чтобы облегчить повседневные задачи работы с информацией.

Итак вернусь к году 1997. Первым, кого нашла Фомина был Серов. Но он был перегружен работой и нужен был другой преподаватель — начинающий и не требующий много денег.

В результате одна из аспиранток экономического факультета (и сотрудниц Фоминой по совместительству) привела знакомого студента третьего курса — Махрина Васю, то есть меня (про знакомство с той студенткой это отдельная история состоящая из бедности, приработков, где только возможно, человеческой щедрости и человеческой же подлости). Директору «Бизнес-лицея» на роль преподавателя я тогда не понравился сразу и сильно, но за отсутствием лучшей кандидатуры мне было предложено вести 2 часа в неделю.

Так 20 сентября 1997 года мной была прочитана первая лекция, была роздана первая методичка (распечатанная на обычном матричном принтере) и впервые выявилась главная проблема компьютерных курсов — когда в группу подобраны разные по уровню и направленности люди.

Спустя пару месяцев выяснилось, что даже с деньгами полученными от Бизнес-лицея Учебно-деловой центр не может платить аренду за отдельно расположенную компьютерную лабораторию (она же компьютерный класс). Компьютеры с 4 этажа Бизнес-центра (Красноармейский, 7) были перенесены на 7 этаж в офис 718. Так появилась очень важная вещь — сторонний оценщик лице сотрудников Цитко (бухгалтера, секретаря, консультанта по бухучёту). Сравнив стили ведения занятий (и чтения лекций) разных преподавателей они выбрали того, кто по их мнению действительно учил, старался, то есть меня (я ещё не знал, какое это огромное УРА).

А очень скоро вездесущий Цитко заключил договор на обучение нескольких групп начинающих предпринимателей (в основном там были люди, которые увольнялись из армии и на переподготовку которых министерство обороны выделило некие деньги). В качестве изюминки он решил добавить им обучение работе на компьютере так, чтобы они смогли в конце курса набрать и распечатать свои бизнес-планы.

Он спросил за сколько минимум я смогу прочитать людям короткий компьютерный курс при том, что самостоятельные работы с ними будет проводить другой человек (его секретарь). Я опрометчиво согласился на 12 академических часов. Никогда больше я не читал таких коротких курсов. И таких эффективных. Так появился «Блиц-курс» и главное, чтобы хоть как-то уложиться в отведенное время подготовил методички к нему, а замечательный копировальный аппарат Xerox распечатал это на всех. В результате секретарь УДЦ — Света (спасибо ей большое, пусть и спустя года), несколько недель сидела с людьми и консультировала их о том, как им всё-таки сделать их бизнес-проекты, а я получил пусть и не совсем заслуженную, но славу: «Он за четыре занятия чудо сотворил, говорили друг другу, вот ведь хороший преподаватель».

Так я на несколько лет стал преподавать и во взрослых группах УДЦ и в детских группах Бизнес-лицея. Доходило до того, что каждую субботу я читал по 10 ак. часов, а по воскресеньям по 12 (каждое воскресенье вечером я шёл домой и радовался, что впереди рабочая неделя и я буду спокойно сидеть в институте и только три раза в неделю мне нужно будет сходить в свою компьютерную «лабу» и прочитать в сумме часов 10 лекций).

Поток был большим, сидели ученики тогда по двое (а бывало и по трое) за компьютером. Я работал честно и пришедшие на занятия часто приводили друзей. Чтобы не тратить время я оставлял на игры исключительно перемены, другие преподы — по половие занятия. Это ещё укрепило веру в меня и добавило соответствующую «ауру»: «Махрин действительно учит».

Группы не из Тулы а из районов (было много ребят из Киреевского, Ясногорского) очень сильно «сыпались». Так возникла идея, что каждая пара должна быть законченным целым и прочитана так, чтобы человек пропустивший предыдущее занятие сумел заниматься и понимать.

Детские группы всё равно «сыпались» и, если, осенью сидело по 20 человек в группе, то к весне не набиралось и семи. Разные группы нужно было объединять, иначе они не окупались. К тому же в какой-то момент я осознал, что базовый курс который читается школьникам ничем не отличается от того курса, который нужно читать взрослым. Просто с детьми нужно больше «популизма», то есть лекций связанных с графикой и анимацией. Взрослым же нужен распечатанный документ.

Так что те самые тоненькие методички, которые были распечатаны (на уже «нашем» копировальном аппарате), но не были розданы взрослым группам, стали методическим материалом и одновременно призом лучшим ученикам в группах детских. Эти методички я начал переделывать (некоторые переделывал по семь раз) так, чтобы они содержали необходимые инструкции для ведения занятия и можно было «подхватывать» тех, кто прогулял предыдущее занятие.

Так появилась сборка курса «Стандарт». В ней изначально была лекция по клавиатуре, окнам Windows, интерфейсу и шрифтам Word, абзацному оформлению, буферу и технологии Drag and Drop, таблицам текстового редактора, последовательности работы с большим текстом (включая настройку параметров страницы и печати), сохранению документа.

Потом был успех и чистая победа. Те ребята из бизнес-лицея что пришли продолжить своё обучение на второй год в основном были из моих групп. Сотрудники бизнес-лицея в колонку записывали «предыдущий преподаватель Махрин». Так началась осень 1998 года.

Осенью 1999 года успех повторился — я был действительно популярен. А дальше произошло нечто предопределившее мою независимость. В связи с болезнью Фоминой исполнял её обязанности Щербаков Владислав Валерьевич. Он меня учил в школе курсу Экономикс, потом в институте «основам экономических теорий». Я у него был на хорошем счету, тем более он реально видел, что пришедшие на второй год занятий ребята преимущественно от меня. Тем более кто-то разболтал мне, что другой преподаватель работает хуже меня, а зарплату получает вдвое больше. Я пошёл и попросил прибавки к жалованью. Я её получил и в результате и я и Щербаков получили много проблем и недовольства со стороны директора МОФ.

 

"Далее"